8 мар. 2017 г.

Истоки иудаизма и других религий

В 1939 году Зигмунд Фрейд написал книгу "Моисей и монотеизм". В книге идёт речь об исходе евреев из Египта и решении вопроса, кем же был Моисей. Фрейд выразил точку зрения, что Моисей мог быть по происхождению египтянином, потому что, с точки зрения Фрейда, при фараоне Аменхотепе IV он имел государственный статус. Историк Иудеи Иосиф Флавий считал, что Моисей был полководцем, который провёл победоносный поход в Эфиопию. Продолжая это размышление, Фрейд предполагает, согласно библейской версии, что исход произошёл в период ослабления государственной власти, между 1380 и 1350 гг. до н.э., т. е. после смерти Аменхотепа IV и перед установлением государственной власти Харемхаба. Он якобы был ближайшим сподвижником Аменхотепа IV. После смерти фараона и провала в Египте его религиозной реформы Моисей был вынужден бежать из Египта из-за преследований его, как приверженца религии бога Атона, а может быть и как жреца данного культа, взяв с собой египетских рабов, которыми были семитские племена. Фрейд и Иосиф Флавий мыслили в правильном направлении - касательно египетского происхождения иудейской религии, но на самом деле никакого исхода не было (во всяком случае единого и масштабного). Во-первых, египтяне записывали каждое важное событие в иероглифах. Но в их "летописях" нет ничего о семи казнях, ни об исходе египетских рабов или уничтожении их армии. Во-вторых, В Ветхом Завете написано, что евреи бежали на Синай, а в то время Синай был периферией Египетской империи.

При таком массовом побеге рабов они бы не смогли остаться незамеченными, т.к. армия Египта контролировала всю территорию империи. Согласно Библии, Моисей вывел 600000 израильтян из Египта. Библейские события на самом деле относятся к противостоянию египтян наплыву семитских кочевых племён. Ветхий Завет - это был ответ на пропаганду египетских властей, которые считали ханаанцев примитивными варварами. В Египте эти кочевые племена были известны под названием шасу, которые кочевали в южной части Ханаана, на Синае и в Негеве (слово шасу происходит от египетского s'sw — "кочевать"). Множество доводов свидетельствует о том, что шасу - это различные семитские племена Ханаана (сутии, амаликитяне), соседствующие тогда с идумеями. Египтяне по началу разрешали кочевникам селиться на окраинах. Но они не были смиренными пастухами, каждый год перегонявшими стада на тысячи километров по пустыням; когда их численность резко возросла, они стали серьёзной угрозой и на протяжении нескольких веков периодически совершали набеги. При ослаблении Египта после смерти фараона Дудимоса I (1640 г. до н. э.) эти племена во главе с амореями захватили власть над севером Египта. Египтяне амореев называли "хекау шасу" (греки прочли как "гиксос"), а цари титуловались "хекау хасут", что означает "цари пастухов", т.е. шасу были их вассалами.
По всей вероятности, первоначально власть гиксосов не распространялась дальше Восточной Дельты, где их столицей был город Аварис, основанный, по сообщению Манефона, первым гиксосским царём Салитисом. Но постепенно они подчинили себе всю Дельту, а в дальнейшем на некоторое время Верхний Египет. Археологи так же обнаружили, что гиксосы жили в дельте Нила примерно с 1800 г. по 1570 г. до н.э. И в Египте, они основали "государство в государстве". Около 1570 г. до н.э. фараон Яхмос сделал нечто грандиозное. Он изгнал гиксосов. Древнеегипетские надписи говорят нам, что Яхмос убил многих гиксосов и преследовал убегавших из Египта, вплоть до сирийской границы. Таким образом, Яхмос стал прообразом Моисея (общий корень "мос", что с древнеегипетского значит "дитя"). Яхмос вывел (пусть и насильно), и Моисей вывел из Египта. Выявлено множество параллелей между египетскими фараонами и библейскими пророками/царями. Хотя изгнание гиксосов произошло задолго до библейского исхода, однако это событие и легло в основу сюжета об исходе. Не стоит забывать, что Ветхий Завет писался во время или после Вавилонского пленения, и поэтому библейские сюжеты испытали и вавилонское влияние. Многие библейские легенды были взяты из вавилонской мифологии: история о Всемирном потопе имеет чёткий месопотамский прототип. История о Моисее, найденном в корзине в камышах и усыновлённом царской принцессой, фактически повторяет легенду о Саргоне Великом, правителем Аккадской империи около XXIII века до н.э.

Зигмунд Фрейд связывал исход с фараоном Аменхотепом IV. Однако он не имел отношения к данным событиям. Но повлиял на религиозные взгляды будущих иудеев. Он совершил религиозную реформу, официально установив культ Атона. Сам же фараон по установлению культа назвал себя Эхнатон ("угодный Атону). Предпосылкой для религиозной реформы стала политическая ситуация в стране. Дело в том, что каждая область Египта, имела собственный набор богов, которые, как они утверждали, главнее соседних. Это создавало путаницу в головах египтян и понимая всю абсурдность и пагубность такого положения, Эхнатон сделал попытку устранить существующие в египетской религии сложности, установив в стране монотеизм, т. е. единобожие, веру в единого Бога (но по сути атеизм древнего образца). Он запретил поклоняться идолам и строить храмы другим богам, кроме Атона. Эхнатон объявил, что загробной жизни не существует и запретил все ритуалы, связанные с поминовением усопших. Реформа Эхнатона меняла не только религию, но и мировоззрение египтян, задев интересы влиятельных жрецов Амона. Жрецы всегда находились в центре внимания египетских религиозных верований, что позволяло им держать в своих руках контроль над людьми, их умами и действиями. Каста жрецов всегда была самой богатой и обладала большим могуществом через влияние на армию и царя. Они оказались ненужными в религии Эхнатона, т. к. между отцом и его детьми не может быть посредников, а тем более имеющих материальную выгоду от такой роли. "Вам не нужны священники – говорил Эхнатон, Бог – внутри вас. Есть только один единый Бог, и вы можете обращаться к Богу прямо изнутри самого себя". Предпосылки к введению монотеизма складывались с самого начала Нового Царства, но реализовать их, нарушив вековые устои, решился только фараон-мистик Эхнатон.


Вероятно, что Атон/Адон был финикийским вариантом бога Митра. Адон считался одним из воплощений Ра и Гора. Согласно мифам, Гор в борьбе с Сетом потерял свой левый глаз. Интересна аналогия со скандинавским богом Одином, который тоже был одноглазым (и похожи имена Атон-Адон-Адонис-Один-Вотан). Адон изначально олицетворял солнце как звезду, позднее он стал формой проявления бога Ра и лишь потом Эхнатон сделал его видимым образом единого Бога в виде лучистого диска солнца. Слово Адон на финикийском означало "господин". Финикийцы ещё в III тыс. до н.э. основали колонии в Ливии, которое было по соседству с Египтом, и уже тогда проникали в Египет. Востоковеды полагают, что население Угарита и всей Финикии - продукт смешения древнего индоевропейского населения, родственное предкам венетов, с пришлыми семитскими племенами, захваченными во время завоевательных походов в Месопотамию амореями. После подчинения семитских кочевников Ханаан и Сирия были семитизированы, как антропологически, так и лингвистически. В истории множество примеров, когда покорённый народ передавал свой язык завоевателям. Финикия располагалась к югу от Анатолии. Действительно, современный Ливан (потомок Финикии) делит границу с Анатолией, где в древности находилось царство хаттов.

Кстати, отцом Эхнатона был Аменхотеп III, а матерью Тия, родом из царства Митанни. Тия, когда выходила замуж за отца Эхнатона, была принцессой Митанни. Более того, жена Эхнатона, легендарная красавица Нефертити, была из одного царского рода Митанни, как и мать Эхнатона Тия. Из царской семьи Митанни происходила и Кия – вторая жена Эхнатона. Царство Митанни было создано в 1700-х годах до нашей эры. Позднее, оно увеличилось за счёт переселения в эти земли индоевропейских племён.

Когда же Эхнатон умер, культ Атона был отменён, уже при правлении его сына Тутанхамона. Культ Атона, созданный Эхнатоном, стал предтечей иудаизма, из которого позднее вышли христианство и ислам. По одной из версий, его сподвижники ушли со своими преданными неофитами монотеизма на Синай, где объединил кочевые племена под свою религию, а Ханаан стал испытательным полигоном, где из разных семитских кочевых племён сформировался новый народ, поклонявшийся теперь уже единому Богу.

Сутии могли проникать в Египет и после исхода. Наплыв кочевников происходил в наиболее засушливые периоды. Пленных сутиев использовали в качестве рабской силы на шахтах. Во время пребывания в Египте сутии почитали бога луны Яха/Хонсу; потому что в Месопотамии они поклонялись лунному богу Сину. Именно Ях/Хонсу послужил прообразом бога Яхве. Имя Хонсу означает "проходящий" на древнеегипетском языке. Согласно статье в Википедии: "Ях (по-египетски: J'h, транслитерировано как Iah, Jah, Joh или Aah) является богом луны в древней египетской религии. Его имя означает просто луну". Соединение Сина и Яха произошло во время их порабощения египтянами в качестве шахтёров и кузнецов между XIV и XIII веками до нашей эры. Сутии переняли Яха, который был связан с богом Хонсу, благодаря также роли Хонсу в качестве защитника кочевников, которые путешествовали ночью по пустыне. Сутии были не только шахтёрами, они также были караванщиками, которые часто передвигались ночью, чтобы избежать палящего солнца. Почитание Яха/Хонсу можно проследить до Старого царства, где он стал ассоциироваться с Осирисом (это имя произносилось, скорее всего, как Аусир), египетским богом подземного мира, потому что луна в своём ежемесячном цикле возрождается и умирает.
С этой точки зрения интересна цепочка Ях-Хонсу-Тот-Осирис, являвшихся, по-видимому, ипостасями архаического лунного духа. Египетская мифология связывает образ Осириса со змеем (животное, которое у многих народов символизировало плодородие). Осирис даже изображался с зеленоватым цветом кожи. Возможно, именно таким образом бог луны соединился со змеиным богом в семитской религии. Это смешение богов луны и змея также объясняет, почему YHWH поклонялись в виде змея или Нехуштана. Яхве особенно ассоциировался с луной, когда он явился Моисею на гору Синай или гору Мун (Исх. 33:23). Евреи поклонялись Яхве в виде Нехуштана или змеи, свернувшейся вокруг столба или дерева (2 Цар. 18: 4). Именно поэтому иудеи не сбривают пряди волос на висках, дабы напоминали змей.

Имя Яхве - это имя-конструкция, которая содержит теофорный префикс YH, которая сопровождается атрибутом HW, что означает как жизнь, так и змею. Это конструкция из префикса с последующим атрибутом является общей для всей Библии. Надписи с именем YHH нашли в пустыне Негев в виде головы змеи с высунутым раздвоенным языком. Эти надписи датируются приблизительно XIII в. до н.э. По мнению д-ра Джеймса Р. Харриса, евреи изображали Яхве как "сияющего змея" среди этих надписей.

Личность Яха ассоциируется с лунным сиянием и головой сияющего змея. Вполне возможно, что змей (как икона Яхве) выжил бы в большем количестве, если бы не реформы Езекии и Иосии. Змей символизирует Яха как целителя и бога бури, дождя, солнца и повелителя жизни. Ях был "вершителем порядка, судьёй, защитником, спасителем, учителем, очистителем и отцом завета своего народа". Полное имя Яхве никогда не было представлено ни в одной из надписей. Чаще всего использовали форму Yah, затем El/Aah (хорошо знакомый нам Элах, он же Аллах) или Yah/El и только две надписи Yahh. Обратите внимание на рисунки. На них видны знакомые с помощью иудаизма символы - это семисвечник и гексаграмма, которую иудеи назвали "звездой Давида". Но они изначально к иудаизму не имели отношения. Это очень древние символы, встречавшиеся у многих народов, которым была знакома астрология. Семисвечник символизирует 7 небесных тел солнечной системы, которые видны невооружённым глазом: Солнце (по центру), Луна, Марс, Меркурий, Юпитер, Венера, Сатурн. А гексаграмма представляет собой два (божественных) треугольника, вдвинутые друг в друга - союз Осириса и Исиды (в Индии - Шивы и Шакти), олицетворяющие мужское и женское начала. В мифологии египтян существовала вера в первого бого-человека Гора, который после смерти воскрес и стал называться Амсу. Шестиконечная звезда была первым знаком иероглифа Амсу, а также являлась иероглифом "Земли душ". 12 сторон звезды интерпретируют как "12 колен Израиля", но на самом деле это 12 месяцев в году и 12 знаков Зодиака.

Змеям часто поклонялись как богам плодородия, защиты, исцеления, мудрости и бессмертия. Змеи были общими фаллическими символами, которые часто становились священными животными богов плодородия. В Ветхом и Новом Заветах же под воздействием атонизма
пошли искажения древнего артефакта - змея описывается, прежде всего, как создание, очень близкое к демону. В Священном Писании дьявола нередко называют древним змеем, а также змеем-искусителем: всем известно, что именно в этом облике он сбил с пути истинного Адама и Еву. В то время как Яхве играл роль бога плодородия, который породил иудеев (Второзаконие 32:18), он был представлен фаллическим символом, змеем Нехуштаном или другими богами плодородия, такими как финикийский бог Ваал, который носил свои атрибуты плодородия в виде конических головных уборов. Эти головные уборы являются своего рода изображениями мужского члена. Богиня плодородия Ашере, жена Эля, часто изображалась с обнажённой грудью и сжимающей змею.

Примерно в середине XIII века до н.э. было образовано царство Израиль, которое позже (в 928 г. до н.э.) распалось на два государства: Израиль с центром в Самарии и Иудею с центром в Иерусалиме. Иудея - это страна, которая была несравненно более иудаистская, чем расположенный к северу от неё Израиль. В Израиле же во многом вернулись (или остались) к местным языческим религиям. Порой на тех же местах, и даже посредством тех же алтарей, поклонялись Баалу и другим богам. Слово "иудей" происходит от слова "yahudi". Яхуди - это те, кто преданно следуют и повинуются Яхве. Яхуди на иврите означает "восхваляющий Яха".

В процессе иудизации Яхве поглощал атрибуты и обязанности Эля. Эль переводится как просто "бог". В отличие от евреев, финикийцы сохранили угаритский пантеон практически без изменений. Эти теологические, а также экономические разногласия привели к конфликту между полукочевыми евреями и оседлыми финикийцами. Эль/Илу правил вместе со своей спутницей Ашерой, которым поклонялись по всему Ханаану; а детьми Эля были Анат, Йамму ("море") и Мот ("смерть"), которые в греческой мифологи отождествляются с Деметрой, Посейдоном и Аресом (племянник Эля Баал соответствует Зевсу). По мере того, как образ Яхве заместил собой прежний образ Эля, Ашера сделалась спутницей уже Яхве. Баал и Яхве одно время сосуществовали в еврейском пантеоне, но позже сделались врагами, и в итоге Яхве победил.

Дав имя единому Богу, левиты (жрецы иудаизма) оставили имя Атона (Адона). В то же время произнесение имени бога Яхве стало под запретом. Т.к. имя Яхве напоминало о языческих корнях иудаизма. Поэтому в молитве вместо Яхве, которое пишется в виде тетраграмматона YHWH, произносят Адоннай ("мой господин"), как бы демонстрируя предпочтение единому Богу. Хотя при этом имя Элах иудеи используют. Сформировавшийся позднее иудаизм является результатом слияния культов Атона и Яхве, а также слияния взглядов на государство Египет, которое ненавидели и левиты, и иудеи. Поэтому в объединённой религии исчезло символическое изображение солнца, характерное для монотеизма Эхнатона. Но сравнение Бога с небесным светилой осталось. Сложенные Эхнатоном гимны Атону трансформировались в священные тексты иудейской и христианской традиции. Так, ежедневно на вечернем богослужении Православная Церковь провожает Солнце гимном "Свете Тихий" в честь Подателя Жизни. В Псалтири говорится, что "Господь Бог есть Солнце" (Пс. 83:12). Некоторые исследователи указывают, что первые левиты были не еврейским племенем, а египетской жреческой кастой ливийского происхождения, и что только левиты носили типично египетские имена. Поэтому, вполне обосновано утверждение о египетских корнях иудаизма. Ещё один аргумент в пользу этой теории - это то, что 10 заповедей заимствованы из 125 главы египетской книги мёртвых. То, что в египетской книге мёртвых "я не украл" - стало "не укради"; "я не убил" - стало "не убий"; "я не лгал" - стало "не лжесвидетельствуй"; и так далее.

В Библии указано, что еврейский пророк Авраам вышел из Харрана (древний город на границах нынешней Северной Сирии и Юго-Восточной Турции) и отправился в Ханаан. Древняя молитва (Втор. 26, 5) прямо называет его "арами овед" - "странствующим арамеянином". Арамеи - родственная амореям племенная общность, которая тоже ассимилировала сутиев, воспринявших религию шумеров. Древние обитатели Харрана и Ура (шумеры), в котором родился Авраам, поклонялись звёздам и планетам, в частности, луне, Сину. В Шумере Син был также известен как Нанна. Имя Син произошло от шумерского ин-зу, или зу-ин, что означает "владыка знаний". Его символом был "золотой телец". Да, ныне ошибочно считается, что это символ Баала - "отражённого (земного) солнца", что телец (бык) – небесный образ Ишкура. Это не так. Первым, начальным небесным быком был Син, а "бык" – чисто лунный знак. Бык был олицетворением бога Сина, ибо дуга, образуемая бычьими рогами, напоминает сверкающие рога новорождённого полумесяца. Эта связь между луной и культом тельца нашла своё выражение и в древнееврейской религии.

В экваториальной зоне и тропиках "юный" месяц выглядит именно так

Хотя божество луны занимает важное место во многих архаических культах Среднего Востока, но особым почитанием луна пользовалась у кочевников-скотоводов, говоривших на семитских языках. Очевидно, солнце играло важную роль в сельскохозяйственных циклах, но для народов, ведших кочевой образ жизни, куда более важное значение имела луна, поскольку кочевники перегоняли свои стада и табуны по ночам, избегая палящего дневного зноя. Наиболее древними поклонниками культа луны были не земледельцы, мирно пахавшие землю, а арамейские кочевые скотоводческие племена, говорившие на семитских языках и скитавшиеся по степям и пустыням Аравии.

По пути в Ханаан Авраам словно совершает паломничество по местам поклонения Сину. Получается, что он был язычником. Возможно, что он тоже был вымышленным персонажем (и символизировал собой предков арамеев), т.к. имя Авраам очень сильно напоминает название жреческого сословия брахманов, которое произошло от слова Абрам, что с шумерского языка означает "возвышенный отец" или "святой отец" (т.е. жрец). Также есть некоторые поразительные сходства между Авраамом/Сарой и индоевропейскими богами Брахмой/Сарасвати, которые больше, чем просто совпадение. Брахма - творец мира и всех богов, а его жена Сарасвати - это богиня любви и красоты (брахманы - жрецы Брахмы).

Дочерью Сина была та самая богиня Иштар, астрологическим символом которой была планета Венера, которую в древности считали звездой (как и Исиды, крылья или рога которой повторяют форму полумесяца). Возлюбленным Иштар был бог Таммуз (Думузи в Шумере). Его символом была планета Юпитер. Думузи, земледельческое божество, смерть и воскресение которого было олицетворение земледельческого процесса - параллель египетскому культовому мифу об Осирисе. Миф о смерти и воскрешении Осириса был связан с годовым сельскохозяйственным циклом. Похороны Осириса, а точнее разбрасывание кусков тела Осириса по всему Нилу символизировали посев зерна, его воскрешение - появление всходов, убийство Осириса - срезание колосьев во время жатвы. У разных семитских народов Таммуза звали по-разному: Ишкур/Баал/Адад. Иногда Адад был эпитетом Баала, что значит "громовик". Кстати, отец Баала Дагон соответствует аккадскому богу Эа (шумерскому богу Энки), который был отцом Таммуза и тоже изображался как полубог-полурыба (с рыбьим хвостом). Жрецы культа Дагона/Эа носили головной убор в виде рыбьей головы, похожий на митры, которые носят Папа Римский и эпископы. Не упомянуть связь Дагона с греческим Кроносом и римским Сатурном, значит ничего не рассказать. Сын Кроноса Зевс тоже является громовержцем и тоже погибает (от рук титанов); затем возрождается. В римском пантеоне ему соответствует бог Юпитер.


Получается, что религии возникли из-за дуалистического устройства природы: смены луны и солнца, ночи и дня, холода и жары, паводка и засухи. Вообще, умирающие и возрождающиеся божества свойственны земледельческим цивилизациям (которые располагались в долинах крупных рек), поскольку цикл смерти-возрождения описывает земледельческий цикл. В зависимости от климатических условий эти божества как источники необходимых для всего живущего факторов олицетворяли разные стихии: это либо гроза/дождь/влага (в тропиках), либо солнце/свет/зной (в более северных широтах). В Ханаане и Угарите этими божествами были, конечно же, бог плодородия и олицетворение дождя Баал и бог смерти Мот. Гром, ударяющий молнией в землю вместе с плодородным дождём, символизируют семя, а значит продолжение жизни, т.к. дождливый период обеспечивает прорастание семян и рост растений. Мот - бог иссушающего солнца, губящий растения и животных, владыка подземного мира. Царство Мота - серая, бесплодная земля; мёртвые болота; засохшие деревья, мрачные туманы. Ежегодно Мот вызывает Баала на бой, и Баал принимает вызов Мота, но каждую весну гибнет от его рук у ворот подземного царства. Благодаря своей победе Мот и разрушительные силы правят миром в течение всех летних месяцев. Но почему же осенью вновь начинаются дожди? Потому что воинственная супруга Баала побеждает Мота, после чего Баал вновь возвращается к жизни. Почему весной вся земля покрывается зеленью? Потому что Баал и его супруга Анат, являющаяся олицетворением плодородия, вступают в брак.

В более северных широтах, где земледельческий сезон заканчивается осенью, там, где сиро-финикийские "громовики" Таммуз и Баал соответствуют солнечным богам Адонису (в Греции) и Аттису (во Фригии), всё иначе. За исключением похожих легенд о битве со Смертью. В отличие от египтян, сиро-финикийцев и шумеро-аккадцев у европейцев был солнечный календарь. Греческие мифы рассказывают, что Адонис был заядлым охотником. Астарта была безумно влюблена в него. Она пыталась убедить его отказаться от опасного вида спорта. Адонис не послушался. Во время охоты Адонис был убит диким вепрем. Перерождение Адониса сопровождается днём весеннего равноденствия, который празднуется у всех народов, занимающихся земледелием. Праздник связан с приходом весны, пробуждением земли, первыми травами и цветами, первым сокодвижением деревьев, первыми ростками на полях,
началом сельскохозяйственных работ. У древних германцев была богиня Остара (германский вариант Астарты, она же Иштар) – это богиня земли и растений, земного плодородия, семян, ростков и роста вообще, богиня календарная, отмечающая своим появлением начало сельскохозяйственных работ. Людей и животных в этот календарный период преимущественно очищали от "скверны зимы", от дыхания смерти, которое могло их коснуться, пока зима правила миром (дымом, прыжками через огонь, метанием огненных стрел, огненными кругами и колёсами, обливанием водой и т.п.), и проводили множество разнообразных ритуальных действий, призванных уберечь их от болезней.

Если в южной Европе ранней весной жизнь только возрождается, то по ту сторону Средиземного моря этот период находится на своём пике. Например, в Египте уже в марте начинался сбор льна и жатва ячменя (это было началом сезона жатвы и сезона пыльных бурь). В мартовское полнолуние Сет обнаруживает гроб с Осирисом и расчленяет его на 14 частей (отсылка на 14 дней как половину месяца). Исида, собрала в решето ровно 13 частей тела, так как 14-ю часть (фаллос) съела щука Оксиринх. Исида прошлась по долине Нила, чтобы собрать все части тела Осириса. Не найдя главную часть, воинственная Исида напала на Сета, и отрезала ему фаллос, чтобы довести восстановление тела Осириса до конца. В апреле совершался сбор бобов и жатва пшеницы (сезон пыльных бурь и засухи). Символически - это было начало мумификации тела Осириса, представленного в виде снопов с колосьями, которые жрец держал в руках и омывал водой из кувшина, и которые затем начинал молотить (в храмах били цепами и палками по снопам и по колосьям). Остановимся на марте, который шёл под
астрологическим знаком Овен. В Аккаде Овен был символом бога Мардука, который был тождественен римскому богу Марс. В честь него и назвали вышеупомянутый месяц: Март = Марс = Мардук = Мот = Сет. Полнолуние в марте совпадало с серединой месяца Нисан еврейского лунного календаря. Именно в этот день иудеи начинают праздновать Песах, который длится неделю. Очевидно, что праздник не имеет никакого отношения к иудаизму и происходит из древнего Египта (а также Шумера) - он был праздником сбора урожая ячменя. Иудейские жрецы переиначили смысл этого праздника. Они вплели свои версии в значение ритуала, отмечая Песах как символ исхода евреев из египетского плена - принесение в жертву ягнёнка должно, оказывается, напоминать о "неприкосновении к еврейским первенцам", ибо перед исходом бог прошёлся по Египту и погубил всех египетских первенцев за то, что фараон якобы убивал в Египте еврейских детей мужского пола. На самом же деле никакого убийства младенцев не было, и семиты не были причастны к подобным "разборкам". Младенцы мужского пола - это своего рода аллегория колосьев, которые срезали во время жатвы. Почему именно мужского пола? Потому что именно юным жрецам (а иногда и фараонам) делали обрезание. Данный обряд был своего рода инициацией. Ответное "убийство египетских детей" сопровождается закланием агнца как дитя овцы, символизирующей знак Овна (Сета, который "причастен" в убийстве Осириса). Ровно через месяц в середине апреля (в полнолуние) звезда Сириус исчезает с ночного небосвода. Эта звезда играла большую роль для египтян. В засушливом и жарком климате благополучие страны зависело целиком и полностью от реки Нил. Нил и только он являлся источником живительной влаги и плодородия. Каждый год в начале лета, когда в горах Эфиопии таяли снега, а экваториальные дожди наполняли Нил, на север устремлялись большие массы воды. Нил разливался, затопляя египетскую долину, принося в страну плодородный ил. Жрецы, в обязанности которых входило регулирование календаря, уже в глубокой древности подметили, что начало разлива Нила совпадало по времени с первым появлением самой яркой звезды в лучах утренней зари. Гелиакический восход Сириуса знаменовал собой благодатное наводнение, после которого можно было начинать сельскохозяйственные работы. Так Сириус стал божественной звездой.

Вернёмся в Угарит. В местном пантеоне бог Баал занимал центральное место (Ваал = Велес, великий), хотя иногда, по традиции, и подчинялся главе совета богов Элю. Известны изображения Баала в облике человека, головной убор которого напоминает фаллос. Согласитесь, головной убор, имеющий форму снопа и фаллоса, довольно сильно похож на "фригийский колпак". Фаллическая форма снопа символизировала мужской детородный орган, который оплодотворяет землю. Даже в начале XX века до появления в сельском хозяйстве тракторов крестьяне так и собирали пшеницу, ставили вертикально пучок срезанных серпом колосьев и перевязывали перевяслом.

Колосья или снопы пшеницы и других зерновых - атрибуты многих богов, особенно в греческих мистериях, они символизируют плодородие земли, жизнь, возникающую из смерти, зарождение и рост посредством силы солнца. Золотые колосья - отпрыски брака сияющего Солнца с девственной Землёй. Меры зерна изображают плодородие, изобилие. Зерно может символизировать изобилие и процветание. Растущее зерно означает как возрождение героя, так и весенние посевы. Зерно - не только пища, но и семя, поэтому колос является также сексуальным символом. Как составная часть погребальных ритуалов зерно означает изобилие в потустороннем мире. Ростки пшеницы или ячменя использовались во многих погребальных культах и похоронных обрядах Средиземноморья, Персии, Китая и особенно в Египте, а также в церемонии Страстной Недели в восточном христианстве. Хлеб был ритуальной едой.

В изобразительном искусстве колос - атрибут многих богов плодородия. В Египте колос Осириса, а мера зерна - эмблема Сераписа. Пик жатвы зерновых в Древнем Египте приходился на апрель, который находился под покровительством Сета. Отсюда образ Сета, расчленяющего Осириса (колосок), и связь с началом засухи, и мотив единоборства Гора-младшего с Сетом, мотив борьбы Исиды (Исида – это по-гречески; на древнеегипетском языке слово Исида звучит как Исет) с Сетом, приходящиеся как раз на эту, завершающую часть событий в годовых циклах мифологических сюжетов.

Во "фригийском колпаке" изображался и Аттис, которому поклонялись во Фригии, древней страны Малой Азии, а затем по всей Римской империи. Иногда его изображали как всадника на коне, с полумесяцем на его военном шлеме. Этот образ Аттиса напоминает образ Святого Георгия из восточнохристианского мифа, где Святой Георгий освобождает царевну от чудовища, которое хочет съесть её. По другой версии, дракон стережет источник воды, а страна страдает от засухи. Святой Георгий возвращает людям воду, убив дракона.
Кстати, главные атрибуты жены Аттиса, Кибелы - золотая колесница, запряжённая львами, и корона в виде зубчатой башни. В мифе об Аттисе рассказывается о том, как молодая нимфа соблазнила Аттиса. Когда Кибела обнаружила, что Аттис изменил ей, она убила нимфу. В порыве ярости Аттис ранил сам себя под сосной и истёк кровью. По другой версии его тоже убивает кабан. С его смертью растительная жизнь Земли так же погибает. Тем не менее, боги согласились, что Аттис может быть воскрешён каждую весну. Таким образом, он стал ассоциироваться с циклом времён года -  зимой всё умирает и весной возрождается. В рамках ежегодного празднования весеннего равноденствия римляне срубали сосну в честь Аттиса. Верующие украшали дерево фиалками, которые, по их мнению, выросли из крови Аттиса.





"Первый дуче" фашизма Габриэле Д’Аннунцио утверждал, что духовную основу ницшеанского сверхчеловека олицетворял древний бог Дионис (Дион-исус), и цель дионисийского фашистского мирового порядка состоит в разрушении образа титана Прометея, одухотворявшего человечество с додионисийских времен. Известно, что неиконическая форма Диониса на острове Тенедос - это эмблема фашизма, т.е. двойной топор в пучке прутьев. Неиконические образы Диониса – колода, ритуально сжигаемая в конце старого года и сосна, на которую вешали приношения.


Ни для кого не секрет, прообразом Иисуса Христа являются все эти воскресающие герои: Митра, Кришна, Хор, Аттис, Адонис, Дионис, Геракл и другие. Кстати, все они рождаются в день зимнего солнцестояния, 25 декабря. Образ девы Марии тоже был взят с образа богини Иштар, которая часто изображалась как девственница, держащая в руках младенца (в Египте - это Исида и Гор). Эти прообразы гораздо древнее самого христианства, которое является результат слияния некоторых элементов иудаизма и местных языческих религий, таких как митраизм. В исламе Иисус тоже почитается, но лишь как пророк Иса, а не сын Бога. Поэтому создатели ислама, чтобы не отходить от принципов монотеизма, убрали историю о распятии Исы и уж тем более о его воскресении. Иудаизм, корни которого идут из атонизма, отвергает любой идол и любую концепцию о возрождении, поэтому он не может не отвергать христианство и ислам.




Читать статью в PDF

1 окт. 2015 г.

Веган и участник соревнований по триатлону Ironman Джон Джозеф о том, почему мясо всё ещё для слабаков

Вокалист панк-группы и атлет Джон Джозеф поделился секретом своего успеха благодаря растительной диете и объяснил, почему мясо для слабаков.



Фронтмен группы Cro-Mags пять раз участвовал в соревнованиях по триатлону Ironman и сейчас готовится к участию в заезде в шестой раз. Спустя пять лет после выхода его книги «Мясо для слабаков» "прямолинейный чувак" продолжает петь дифирамбы его переходу на веганскую диету с целью сделать свою жизнь лучше.

"Если бы вы мне сказали в 1980 году, что через 35 лет я буду придерживаться растительной диеты и в 53 года я поражу всех участием в соревнованиях по триатлону Ironman, я бы рассмеялся вам прямо в лицо," - говорит Джозеф, который родился в семье алкоголиков и провёл детство в череде детских домов и приютов, как сообщает нам издательство.

В 14 лет Джозеф был бездомным и провёл два года в тюрьме для несовершеннолетних. Он пристрастился к наркотикам, алкоголю и вредной пище. Джозеф считает, что предел наступил с началом его работы в качестве роуди для раста панк-группы Bad Brains в 1981 году, где он открыл для себя концепцию Positive Mental Attitude (Позитивная Психологическая Установка), что, в итоге, и привело его к изменению своего рациона и его отношения к жизни в целом.

Он отказался от мяса, рыбы, яиц, молочных продуктов, продуктов, подвергающихся технологической обработке, наркотиков и т.д.

"Это было катализатором перемен в моей жизни, потому что, когда меня начало волновать, чем я себя пичкаю, сразу последовали и другие положительные перемены," - говорит Джозеф. Именно тогда он начал вести активный образ жизни - занялся йогой и медитацией, боевыми искусствами, ездой на велосипеде, спортивным плаванием и бегом.

"Я был поражен результатами, которые я видел" - вспоминает Джозеф. Затем вскоре вышли две его книги: «Эволюция кроманьонца», которая является мемуарами о его жизненном пути, и «Мясо для слабаков». По поводу последней книги, несмотря на её жесткое название, Джозеф комментирует: "Я получал тысячи писем и сообщений в Facebook, Instagram и Twitter от брутальных парней, которые прочитали книгу и изменились, потому что она была написана именно на их языке и таким же, как они сами.

"Что же... если диета на растительной основе подходит таким жёстким чувакам как я или они, значит она подойдёт кому угодно".

Источник

6 мар. 2015 г.

Букчин: живое наследие американского революционера

Интервью с Дебби Букчин о вкладе её отца в революционную теорию и принятии его идей курдским освободительным движением.

Примечание редактора: ниже вы найдёте интервью с Дебби Букчин, дочерью покойного Мюррея Букчина, который скончался в 2006 году. Букчин провёл всю свою жизнь в революционных левых кругах, присоединившись к коммунистической молодёжной организации в возрасте девяти лет и став троцкистом в конце тридцатых годов, перед тем, как он сменил свои взгляды на анархические, и, наконец, в итоге отождествляя себя как сторонник "коммунализма" после формирования его идеи "либертарный муниципализм".

Букчин был (и остаётся) как влиятельной, так и обсуждаемой личностью. Его радикальная критика глубинной экологии и "анархизма образа жизни" всколыхнула ряд бурных дебатов, которые продолжаются и по сей день.Теперь, когда его революционные идеи были подхвачены курдским освободительным движением, которое пользуется трудами Букчина, чтобы построить демократическое и экологически устойчивое общество в сердце Ближнего Востока, и которое, как мы видим, возобновляет интерес к жизни и идеям этого великого политического мыслителя.

По этой причине журнал ROAR публикуют интервью с Дебби Букчин, которая не только обеспечивает нас ценной информацией о политическом наследии своего отца, но и предлагает заглянуть за идеи этого человека в его жизнь.

....................
....................


Федерико Вентурини: Verso Books недавно издали "The Next Revolution: Popular Assemblies and the Promise of Direct Democracy" (Будущая революция: народные собрания и перспектива прямой демократии), сборник эссе вашего отца Мюррея Букчина. Не могли бы вы рассказать нам что-нибудь об этой книге? Почему вы решили её выпустить?

Дебби Букчин: На создание этой книги подтолкнули продолжающиеся политические обсуждения, какое же направление выбрать левому движению по отношению к вопросу организации. Наш издатель, Verso, издаёт труды как Славоя Жижека, так и Саймона Критчли. Вкратце, Жижек выступает за революцию с помощью власти, находящейся в руках централизованного государства - в общем согласно марксистской теории. Критчли, с другой стороны, выступает за социальные изменения, происходящие в обществе.

Мюррей считал, что оба эти решения были неадекватными ответами на вопрос о том, как развивать радикальные формы управления (демократия) и можно ли коренным образом изменить общество. Мы думали, что этот сборник очерков о децентрализованной демократии может предложить важный третий полюс в этой политической дискуссии. И мы хотели бы подарить их, наряду с некоторыми ранее неопубликованными материалами, новому поколению активистов.

Как Букчин приходит к концепции децентрализованной демократии?

Мюррей посвятил всю свою жизнь изучению революционных движений и на самом деле написал целую историю этих движений в своей четырёхтомной книге "Третья революция". Это исследование укрепило его убеждение, что революционные изменения не могут быть достигнуты посредством деятельности, которые остались в кулуарах общества (например, строительство альтернативных организаций, таких как пищевые кооперативы и свободные школы, как предлагает Критчли), либо посредством создания крупного социалистического государства, т.е. идеи, которая была полностью дискредитирована и никогда не сможет получить какой-либо вид широкого применения.

Вместо этого, он считал, что мы должны были использовать методы организации, которая построена на лучших традициях революционных движений - таких как Парижская Коммуна 1871 года и коллективы, сформированные в 1936 году в революционной Испании - забытая традиция, которая закрепляет принятия решений на муниципальном уровне в районных ассамблеях, бросающие вызов гегемонии национального государства. И по той причине, что он был американцем, он также искал способ надстроить на традициях то, что могло бы заинтересовать американское общество, такие комитеты, как "американская революция" или демократия в стиле городских собраний, которые и по сей день активны в таких местах, как Вермонт. Это идеи, которые он обсуждает в эссе, собранные в этой книге.

Букчин известен своими работами по экологии, иерархии и капитализму - собранных под эгидой того, что он называл "социальная экология". Каким образом идеи, изложенные в этой книге, вытекают из концепции социальной экологии?

Одним из главных вкладов Мюррея в революционную теорию, ещё в начале 1960-х годов, было его утверждение, что все экологические проблемы являются по сути социальными проблемами. Социальная экология начинается с этой предпосылки: что мы никогда не решим проблемы изменения климата, отравления земли пестицидами и множество других экологических проблем, всё чаще подрывающих экологическое равновесие на планете, пока мы не решим основные проблемы, проблемы доминирования и иерархии. Это включает в себя доминирование в зависимости от пола, национальности, расы, а также классовых различий.

При искоренении этих форм угнетения сразу же возникает вопрос о том, как организовать общество таким образом, чтобы максимизировать свободу. Таким образом, представления о народных собраниях, представленные в этой книге, являются плодом философии социальной экологии. Они касаются вопроса о том, как продвигать революционные изменения, которые позволят достичь настоящей свободы для личностей, в то же время позволяя сообществам жить в гармонии с собой и с миром природы.

Народные собрания, которым Букчин придаёт особую важность, являются частью городской организации. Когда и почему Букчин начинает сосредотачиваться на этих вопросах?

Мюррей начал думать об этих проблемах довольно рано, ещё в 1960 году. Он обращается к ним даже в 1968 году, в своём эссе "Формы свободы". Но этот вопрос политической и социальной организации особенно волновали Мюррея в последние два десятилетия его жизни, когда были написаны эссе, которые мы собрали здесь. Когда Мюррей заметил затруднительное положение альтерглобалистского движения и подобных движений, он заявил, что просто участие в "празднествах угнетённых" не может предложить структуру решения глубоко укоренившихся социального и экономического неравенств.

Он был анархистом более трёх десятилетий, но в конце своей жизни пришёл к мнению, что анархизм неудовлетворительно отвечает на вопросы о власти и политической организации. Отойдя от анархизма, он начал выступать за локализованную, демократическую социальную философию, которую он назвал "коммунализм". Он назвал политическое выражение этой идеи как "либертарный муниципализм". Он считал, что путём разработки и институционализации всеобщих собраний на местном уровне мы могли бы снова стать активными гражданами, которые сами управляют своей экономикой и объединяются с другими местными собраниями.

Он предполагал, что это самоуправление будет постепенно крепнуть и в итоге застынет в "двоевластии", которое бросит вызов власти государства и в конце концов демонтирует её. Мюррей иногда использовал термин "коммунализм" наравне с "либертарным муниципализмом", но в целом он считал коммунализм как прикрытие политической философии, а либертарный муниципализм как политическую практику, которая приведёт к работе кандидатов на муниципальном уровне, муниципализации экономики и т.д.

Кажется, что в последнее время такие движения, как Occupy Wall Street и Indignados (исп. "Возмущённые") напоминают некоторые из этих идей. Что бы Букчин думал о них, и о событиях, таких как явления Podemos (исп. "Мы можем!") в Испании?

Мюррей был бы рад видеть движение Indignados, в частности, из-за своего восхищения революционной Испанией 1936 года, про которую написал книгу "Испанские анархисты". И он бы оценил порывы движения Occupy и народного восстания по всему Ближнему Востоку. Но я думаю, что он бы предвосхитил многие неприятности, которыми озабочено Occupy. Это включает в себя проблемы, свойственные использованию консенсуса, а также ошибочное убеждение многих активистов движения Occupy, что акт создания протестных лагерей может быть приравнено к фактическому установлению народной власти, в которую, как считал Мюррей, нужно институциализировать в местных собраниях в пределах сообществ для того, чтобы создать настоящую политическую силу.

Думаю, что трудно не быть возбуждённым из-за политических событий в Греции и Испании, где новые, более демократические партии приходят к власти. Но Мюррей предупредил бы, что эти государственные партии почти всегда вынуждены идти на компромисс, ставя под угрозу свои идеалы до такой степени, что они больше не могут вносить существенные изменения. Он предупредил о том, что, когда немецкие зелёные пришли к власти в начале 1980-х годов, в итоге он оказался прав. Они начали называть себя "беспартийной партией", но затем они оказались в коалиции с консервативным ХДС (Христианско-демократический союз), чтобы удержать власть.

Вот почему он различает "государственность" (название для традиционной представительной власти, которая вообще не делится властью с гражданами) и "политику" (термин, который он хочет вернуть для обозначения прямодемократического самоуправления народных собраний, объединённых в сеть, чтобы принимать решения, влияющие на остальные области). Так что это одна из причин, почему мы рады публикации этой книги; она непосредственно говорит о порывах миллионов людей во всём мире, которые требуют прямой демократии, а не представительной демократии, и помогает указать путь к достижению этой цели.

Поскольку прямая демократия стала боевым кличем, деятельность вашего отца начала возрождаться. Но ещё до того, как его стали считать одним из наиболее важных анархистских и либертарных мыслителей прошлого века. Каково быть его дочерью?

Предполагаю, что есть несколько ответов на этот вопрос. Один из них является политическим - большую часть своей взрослой жизни я потратила на журналистские расследования, но т.к. мой отец умер в 2006 году, я сильнее почувствовала, что это моя работа, которая помогла бы продвигать его идеи вперёд, что мы живём в то время, когда потребность в политических изменениях никогда не была больше, и что его деятельность сможет внести существенный вклад в левое движение.

Другой ответ более личный – у меня было необычное детство, потому что оба моих родителей вели активную жизнь и принимали участие в столь многих идеях. Мюррей был самоучкой (он никогда не учился в колледже), поэтому он сам себя научил всему (от физики до философии), а также у него была особенно замечательная команда по истории. У него было врождённое желание изучать всё подряд, и это сделало его очень интересным для окружающих. А моя мать, Беа, была математиком и диалектическим мыслителем. С помощью её интеллекта и чувств она стала важной опорой в его жизни и помогла ему разработать идеи.

Они были очень близки; хоть и прожили в браке всего лишь 12 лет, они продолжали жить вместе в течение многих десятилетий, вплоть до начала 1990-х годов. Так появились бесконечные дискуссии и сильные интеллектуальные и эмоциональные связи, которые создали чудесную атмосферу в доме. Наш дом всё время был полон интересных людей, и по той причине, что я выросла в 1960-х и 1970-х годах, дома невозможно было заскучать ребёнку.

В конечном счёте, то, что я ценю в обоих моих родителях, является их огромная любовь к идеям – так это их пожизненная приверженность прекрасным идеям, которые в их основе формируют возможность для политического преобразования – и их желание оказывать влияние на них.

Не могли бы вы рассказать что-нибудь о том, каким был Мюррей как человек?

Хоть и сложно в это поверить, когда читаешь что-то из его полемики, Мюррей был очень тёплым и заботливым к окружающим его людям. Он интересовался своими студентами в Институте социальной экологии, а ещё он был очень социальным существом; он любил хорошую компанию.

Во многих своих трудах, особенно в его ранней деятельности, таких как "Постдефицитный анархизм", и, конечно, "Экологии свободы", но и в более поздних трудах, таких как "Социальный анархизм или анархизм образа жизни", вы можете почувствовать интенсивность его утопического видения, его вера, что люди заслуживают того, чтобы жить в обществах, которые максимизируют творчество и свободу. Как человек, он глубоко сочувствовал человеческим страданиям и был очень чутким, даже порой сентиментальным. В то же время он был ярым приверженцем рационального мышления и упорно верил в то, что люди должны создать рациональное общество.

Как и все мыслители, ведущие деятельность, которая охватывает несколько десятилетий, мышление вашего отца меняются с течением времени. Как вы это объясните?

Мюррей постоянно учился, оценивал и переоценивал. Он позволял своим теориям развиваться органически и диалектически и не держаться за набор теоретических доктрин, будь то марксистских или анархических. С другой стороны, Мюррей не был застрахован от ошибок. Так, например, в то время как я согласилась с его критикой анархизма "образа жизни" (в его книге "Социальный анархизм или анархизм образа жизни: непреодолимая пропасть", опубликованной в 1995 г.), я думаю, что у него были стилистические ошибки, которые сделали его характер более поляризационным, чем нужно быть, и что привело к тому, что, возможно, некоторым неопределившимся анархистам было сложно принять его точку зрения.

Но я думаю, что сейчас, двадцать лет спустя, его критика выдержала испытание временем, не только по отношению к анархизму "образа жизни", но к анархизму как таковому, и что коммунализм можно рассматривать, в некотором смысле, как логическое продолжение, адресованное организационным пробелам в анархизме. Я надеюсь, что анархисты, которые читают этот новый сборник эссе, увидят коммунализм как естественный результат развития анархизма и рассмотрят критику Мюррея касательно неудач анархизма в контексте его поисках мощного инструмента для революционных изменений.

Почему, на ваш взгляд, Мюррей принял то, что некоторые люди рассматривали как резкий характер в его книге "Социальный анархизм или анархизм образа жизни"?

Мюррей провёл всю свою жизнь, объясняя, почему иррациональности капитализма можно противостоять только с помощью организованного общественного движения, но были красноречивые анархисты, отвергающих ту цель в пользу индивидуализма, сопротивления техническому прогрессу, примитивизму, который Мюррей счёл столь же иррациональным как сам капитализм.

Его характер был неумолим, потому что он отчаянно пытался спасти социальный аспект анархизма. Мюррей был также беспощаден в своей критике глубинной экологии - например, в своём непреклонном суждении, задолго до других осмелился сказать, что глубинная экология была принципиально человеконенавистнической, антирациональной политической философией. Многие анархисты и сторонники глубинной экологии так и не смогли объективно ответить на его критику их идеологий. Поэтому некоторые из этих противников прибегали к личным нападкам.

В своей книге "Восстановление Букчина: социальная экология и кризисы нашего времени" Энди Прайс из Шеффилдского университета в Англии делает отличную работу по анализу критики Мюррея по отношению к анархизму и глубинной экологии и разоблачает усилия по карикатуризации его некоторыми членами тех движений. Книга Прайс является очень тонкой обработкой этих вопросов, а также служит прекрасным введением в идеи Мюррея.

Что вы считаете наиболее важным из учений Мюррея?

Необходимость диалектического мышления - это то, что вы должны увидеть в полном развитии, не статически, не как это "является", а скорее как у этого есть потенциал, чтобы "стать". То, что иерархия и капитализм не были неизбежными событиями и что наследие свободы всегда сосуществовало с наследием доминирования. То, что это наша работа, как людей, способных рационально мыслить, чтобы попытаться разработать этику и социальную структуру, которая максимизирует свободу.

А что насчёт его наиболее актуальных достижений?

На самом простом уровне его введение экологии как политической категории было экстраординарным. Он на пятьдесят лет опередил своё время, говоря однозначно, что капитализм был несовместим с жизнью в гармонии с миром природы. Это концепция, подхваченная и популяризированная сегодня такими ключевыми активистами, как Наоми Кляйн. Он также опередил своё время, критикуя левое движение с левой же позиции, настаивая на том, что необходимо отказаться от традиционного марксизма с его акцентом на пролетариат как главный класс и его экономическим редукционизмом в пользу более широкой основы для социальных изменений.

Но то, что было более важным, на мой взгляд, так это его желание создать единую социальную теорию, основанной на философии. Другими словами, он искал объективное основание для этического общества. Это привело к тому, что он погрузился в историю, антропологию и даже в биологию и другие науки, служащие развитию идеи, что взаимопомощь, взаимодополняемость и другие понятия, которые преобладают в естественной эволюции, указывают на представление, что люди способны использовать свою рациональность, чтобы жить в гармонии друг с другом и природным миром - что мы способны создать то, что он назвал "свободной природой". И в этом смысле я согласна с вами, что он был одним из самых оригинальных мыслителей двадцатого века.

Недавно имя Букчина было упомянуто в связи с курдским движением за независимость. Вы можете рассказать нам немного о его роли во влиянии на курдское сопротивление и их социальные формы организации?

Сейчас курды в районах Турции и северной Сирии занимаются одним из самых смелых и новаторских усилий в мире, чтобы принимать решений по принципам прямой демократии в своей политике. За два года до смерти Мюррея в 2006 году с ним связался Абдулла Оджалан, заключённый в тюрьму лидер курдского сопротивления. Хоть у них никогда не было шанса участвовать в прямом диалоге, Оджалан провёл серьёзное исследование деятельности Мюррея, читая плодотворные книги, такие как "Экология свободы" и "Рост урбанизации и упадок гражданства".

В результате Оджалан оставил свой марксистско-ленинистский подход к социальной революции в пользу этатистского, либертарномуниципалистского подхода Мюррея, адаптируя идеи Мюррея и развивая свои собственные в то, что он назвал "демократический конфедерализм". Мы видим, что эти идеи сейчас работают во многих курдских общинах в Турции и в регионе Рохава в северной Сирии, в том числе в городе Кобани, где курдские ополченцы сражались с боевиками "Исламского государства" и откуда после 134 дней боёв прогнали их.

Эти города подходят для учреждения прямодемократических советов, в которых может участвовать каждый член сообщества, независимо от их национальности, пола или религии. Они восприняли принципы демократического принятия решений, экологического управления, а также равенства и представления для национальных меньшинств и женщин, которые в настоящее время составляют 40 процентов каждого совета. Они установили свободу слова и во многих случаях муниципализировали свои экономические системы. Что ещё важно, так это то, что они рассматривают курдскую независимость неотделимой от создания либертарного, некапиталистического общества для всех и создали свои собственные автономные зоны, которые по-настоящему бросают вызов национальному государству.

Этот вид самоуправления является моделью не только для данного региона, но и для всего мира. Я бы хотела, чтобы Мюррей, который не только так сильно верил в модели либертарного муниципализма, но и в борьбу курдов за независимость, прожил ещё больше, чтобы он смог увидеть эту борьбу.

В вашем предисловии к книге вы пишите, что влияние Мюррея было также замечено в практике и политике новых общественных движений. Что, на ваш взгляд, является его наследием для социальных движений и что, по вашему, является целью в отношении этой новой публикации?

Думаю, что особенности мышления Мюррея проявляются в широком диапазоне текущего политического и социального теоретизирования, например, в содержательной работе таких теоретиков, как Дэвид Харви и Марина Ситрин. Мой коллега-редактор Блэр Тейлор, кандидат наук в Новой школе социальных исследований в отделе политики, специализируется на истории новых социальных движений и отметил, что эти движения уже взяли многое из идей Мюррея, порой не осознавая это. Вы видите это на примере родственных групп, союзов единомышленников и других форм организации, основанной на принципах прямой демократии; в чувствительности к проблемам доминирования и иерархии; в понимании префигуративной политики, которая подразумевает то, что мы должны жить ценностями в нашем движении, которые мы хотим достичь в новом обществе.

Это всё понятия, которые Мюррей ввёл в 1970-х годах. Вы видите, как эти идеи работают также в городских движениях и на улицах, когда протестующие на вопрос журналистов "Что вы хотите?" отвечают "Прямую демократию". Думаю, это замечательно, что его работа в настоящее время обсуждается такими людьми, как Дэвид Харви и Дэвид Грабер, а также новым поколением. Надеюсь, что социальные движения, создающиеся по всему миру, рассмотрят вопрос об использовании идей в этой книге, как способ освоения народной власти на муниципальном уровне, так, чтобы мы могли институциализировать политические изменения, необходимые, чтобы переместить нас со сферы протеста к социальной трансформации - а именно самоуправляемому обществу и свободному будущему.


Интервью взял Федерико Вентурини. Он является активистом-исследователем, работающий с социальной экологией и городским общественным движением. В настоящее время он кандидат наук в Школе географии, Университете Лидса и член Международного Института Социальной Экологии.


Источник

8 янв. 2015 г.

Веганы-убийцы: веганская промывка мозгов и манипуляция моралью в Израиле

После разрушительной и ужасающей израильской военной операции "Нерушимая скала" летом прошлого года более 2100 палестинцев были убиты и тысячи тяжело ранены. Хоть сектор Газа больше не привлекает внимание международного сообщества, оккупация и насилие не прекращаются. Несмотря на снижение репутации и утраты доверия народа к власти после необоснованного и жестокого насилия в секторе Газа летом прошлого года, Израиль усиливал кампанию по брендингу государства, чтобы ре-позиционировать себя перед внешним миром как прогрессивное и мирное государство.

Подобно "зелёной промывке мозгов" власти Израиля усердно работали, чтобы привлечь на свою сторону левых и прогрессивных активистов с их растущим веганским движением. Привлекательные веганы со всего мира с несметным числом веганских ресторанов, популяризация израильского веганского движения - одна из последних уловок, чтобы скрыть насилие, которое происходит во время оккупации Палестины. Укрепление репутации и ре-позиционирование Израиля как "гуманного" государства с помощью устранения продуктов животного происхождения из меню по всей стране, кампания по "веганской промывке мозгов" создаёт имидж Израиля как современного, прогрессивного и политкорректного государства.

Помимо веганизации страны в Израиле также растёт зоозащитное движение, которым также манипулирует бренд Израиля в дополнение к конструированию израильской гуманности. Однако, основной проблемой израильского зоозащитного движения, которое идёт в разрез с различными видами освободительной борьбы и солидарности, является его связь с организацией Non-Human Animals First. Ставя борьбу за права животных выше борьбы за права людей, израильское зоозащитное движение идёт рука об руку с кампанией по брендингу Израиля, нарушающего права палестинцев. Например, зоозащитная организация 269 Life, основанная в Тель-Авиве, следует риторике Non-Human Animals First. Будучи главной зоозащитной организацией в Израиле, 269 Life использует крайне сексистские и расистские методы пропаганды, чтобы люди переходили на веганство и занимались зоозащитой, при этом удобно игнорируя тяжёлое положение палестинцев. Кроме того, самый известный за свою вдохновляющую лекцию "Лучшая речь, которую вы когда-либо слышали" веганский активист Гари Юрофски был признан своего рода катализатором израильского веганского движения. Используя аналогичные грубые методы, Юрофски смело пренебрегает каким-либо беспокойством о правах человека. В своих выступлениях, Юрофски равнодушно заявляет:

“Каждая женщина, напялившая мех, должна терпеть изнасилование настолько жестокое, что навсегда оставит шрамы. В то время каждый человек, напяливший мех, должен страдать от анального изнасилования, такого ужасного, будто их потрошат…

Люди – шлаки Земли... Я не забочусь о евреях или палестинцах, или об их глупой, детской борьбе за кусок забытой Богом земли в пустыне. Я забочусь о животных, которые являются единственными угнетёнными, порабощёнными и замученными существами на этой планете. Человеческие страдания - ничто…

Можете оставить при себе своих друзей, политические взгляды и патриотизм…”

В отличие от межгруппового активизма, который принимает в качестве предпосылки то, что все формы угнетения неразрывно связаны между собой и сотрудничество с другими видами борьбы является необходимым средством для облегчения освобождения, позиции такого активиста как Юрофски, занимающегося лишь одним видом борьбы, показывают этот проблематичный характер идеологии Non-Human Animals First. Дискредитирующая борьбу палестинцев, женщин и потерпевших от сексуального насилия, в частности, позиция Юрофски рассматривает притеснение животных как более важное, чем притеснение людей, таким образом, отрицая факт насилия, с которым сталкиваются люди. Очень удобно для сионистских зоозащитников, которые стремятся бросить вызов только насилию над животными, но извлекают выгоду из военной оккупации палестинских земель. Израильское движение за права животных использует риторику Юрофски, чтобы и дальше скрывать жестокость оккупации. Привлекательная для израильских активистов позиция Юрофски не обращает внимание на проблемы израильской оккупации, сионизма и израильского шовинизма, но даже фактически поощряет "политику" и "патриотизм" Израиля. Защищая стратегическую позицию Юрофски, который фактически способствует продолжению оккупации, израильское движение за права животных полностью игнорирует палестинскую борьбу за автономию, продолжая позиционировать себя как "прогрессивное" и "гуманное".

Быстро развивающийся веганский туризм и международное признание израильского веганского движения предполагают, что израильская "веганская промывка мозгов" преуспевает. Даже израильское правительство начало использовать эту кампанию, чтобы обратиться к идеалу международного сообщества, предложив призывникам израильской армии выбор веганской еды, нешерстяных беретов и ботинков из искусственной кожи. За счёт того, что командование ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля) предоставило призывникам возможность выбирать себе обувь и еду, Израиль успешно политически манипулирует любителями животных во всём мире с помощью лицемерной политики. Объединяя борьбу за права животных и нездоровую риторику 269 Life и Юрофски с правом веганского выбора для солдат ЦАХАЛа, "веганская промывка мозгов" отчаянно работает, чтобы скрывать зверства оккупации.

К сожалению, одно из самых страшных последствий израильской "веганский промывки мозгов" – это то, сколько людей обмануто этими пустыми лозунгами. Поспешно присоединяясь к любому, кто защищает права животных или веганство, некритически настроенные веганы и зоозащитные организации со всего мира, такие как Direct Action Eveywhere и Mercy for Animals, стали своего рода жертвами хасбары* израильского веганства. Знаменитая детская писательница Руби Рот недавно заявила:

“Удивительно! Израильское веганское движение, возможно, ведёт самую быструю продовольственную перестройку, которую когда-либо видела отдельно взятая страна! Даже у солдат есть выбор некожаных ботинок!”

Не имея никаких представлений об израильской оккупации и военных нападениях на Палестину, Рот является лишь одним из многих в веганском сообществе, кто не обращает внимания на насилие и разрушение и поддерживает израильское веганское движение. Игнорирование того факта, что государство Израиль является колониальным государством апартеида, которое проводит геноцид палестинцев с помощью поддержки израильского движения за права животных, является содействием для продолжения оккупации. Зацикливание на проблемах с веганскими ботинками ЦАХАЛа или признание этого как акт этического веганства способствует продолжению насилия, оккупации и нападения на палестинцев, что остаётся безнаказанным. Нужно ясно дать понять, что мнимая прогрессивность, выдвинутая брендом Израиля, связана с бомбёжками, атаками и насилием, которым систематически подвергаются палестинцы. Делать вид, что веганские успехи этого империалистического государства могут быть отделены от его ужасной оккупации Палестины и высоко оценены, является несостоятельной политикой двойных стандартов.

Этические веганство проистекает из убеждения, что все живые существа имеют право на жизнь, свободную от причинения им вреда. Межгрупповые активисты борются за справедливость, чтобы поднять борьбу угнетённых групп, будь то животных или палестинцев. Таким образом, нужно провести необходимое различие между некритически мыслящими, деполитизированными и невежественными веганами/зоозащитниками, которые одурачены "веганской промывкой мозгов" израильского бренда, и активистами различных видов борьбы, которые понимают взаимосвязь угнетения, стратегически солидарны с палестинцами и бойкотируют оккупацию. "Веганская промывка мозгов" израильской оккупации функционирует точно так же, как и другие кампании по брендингу Израиля, такие как розовая, зелёная и фиолетовая промывки мозгов, чтобы скрыть и устранить очевидные точки соприкосновения между освободительными движениями.

Но не подумайте превратно, это не призыв отвергать всех веганов и зоозащитников, как сторонников израильской оккупации. Скорее мы должны пересмотреть и повторно проанализировать наши политические позиции и политические союзы, чтобы оценить наш потенциал для достижения успеха в освобождении.

Чтобы рассмотреть всех зоозащитников, таких как сторонники Юрофски, мы должны устранить перспективный путь для создания коалиции. Ещё более важно то, что отказ от сотрудничества между различными видами борьбы способствует поддержке и выполняет задачи "веганской промывки мозгов" в отделении и изоляции движений, имеющих потенциал для сотрудничества.

С другой стороны, сознательные межгрупповые освободители животных должны признать массовое лицемерие, включённое в поддержку израильского веганского движения. Уменьшение насилия в отношении одной группы, животных, не может и не должно считаться успехом, пока продолжается насилие против другой группы, палестинцев (что не подвергается ежедневной критике). Зоозащитники, которые занимаются другими видами освобождения и признают параллели между ними, должны устраивать свой активизм таким образом, чтобы, прежде всего, осуждать израильский террор, бойкотировать израильский веганский туризм, дистанцировать зоозащитное движение от такого вопиющего военного насилия, и, самое главное, проводить акции в знак солидарности с палестинцами, чтобы положить конец оккупации. "Веганская промывка мозгов" израильской оккупации должна быть разоблачена за то, чем на самом деле она является - стратегический политический брендинг, который используется правительством для уменьшения восприимчивости международного сообщества к ужасающему насилию, необходимого для поддержания оккупации. Разработанная, чтобы вбить клин между освободителями животных и освободителями палестинцев, израильская "веганская промывка мозгов" в действительности стирает связь между различными видами освободительной борьбы, в то время как продолжает укреплять превосходство Израиля.

Межгрупповых борцов за свободу необходимо убедить, что израильской "веганской промывке мозгов" нет места в зоозащитном движении. Их необходимо убедить, что 269 Life и Юрофски без единого сомнения отвергнуты как сторонники израильского шовинизма и защитники оккупации. Также их необходимо убедить, что нужно бороться за свободу всех, палестинцев и животных.


* Хасбара - разновидность пропаганды государства Израиль. Первоначальное значение слова "хасбара" - разъяснение, однако существует мнение, что точного соответствия в других языках не существует. Этот термин определяют, как попытка еврейских организаций в мире, а также государственных учреждений Израиля, лучше разъяснить мировому сообществу действия и политику Израиля. Критики указывают на то, что хасбара является видом пиара и направлена на оправдание действий Израиля вместо изменения ситуации, которая подвергается критике.

Источник

19 сент. 2014 г.

Что Пикетти не учёл: экологическое неравенство, которое угрожает нам вымиранием

Кризис капитализма - это не только проблема разрыва в доходах между богатыми и бедными. Но это также проблема разрыва между тем, что требуется нашей планете, и тем, что требуется нашей экономике.


Ни для кого не секрет, что французский экономист Томас Пикетти является сегодня одним из ведущих в мире специалистов по изучению неравенства. Его исчерпывающий, невероятно популярный труд по экономической истории - 700-страничный "Капитал в XXI веке" – находился в списке бестселлеров New York Times в течение нескольких недель. Некоторые назвали его самым важным исследованием неравенства за последние 50 лет.

Пикетти – едва ли не первый учёный, исследующий связь капитализма с неравенством. То, что отличает его от других учёных, является его неуклонно эмпирический подход к этому вопросу и его доступ к никогда прежде неиспользованным данным налогового учёта, которые прекрасно демонстрируют растущие тенденции в области неравенства доходов и богатства. Изученный им массив информации охватывает 3 века в 20 странах.

Строго эмпирический и глубоко междисциплинарный "Капитал в XXI веке" является чрезвычайно важным вкладом в исследование экономики и неравенства за последние несколько веков. Но поскольку он не направлен ​​на устранение реальных ограничений на рост - а именно наш экологический кризис - он не может быть для кого-либо путеводителем.

Неравенство и рост экономики

Одной из главных причин неравенства, по мнению Пикетти (и Маркса до него), является то, что инвестирование больших объёмов капитала более прибыльно, чем инвестирование больших объёмов труда. Прибыль на капитал может быть в виде выплат процентов, которые идут в карманы небольшой части населения - класса рантье - просто из-за их желания иметь капитал.

В сущности, класс рантье делает деньги из денег, не влияя на "реальную экономику". Пикетти показывает, что с учётом инфляции средняя (общая) норма прибыли на капитал была устойчивой на уровне около 5 процентов за последние 300 лет (за исключением времён Второй мировой войны).

С другой стороны, темп экономического роста показал различную тенденцию. Перед промышленной революцией и в течение большей части нашей истории человечества экономический рост составлял приблизительно 0,1 процента в год. Но во время и после быстрой индустриализации глобального севера рост увеличился до колеблющегося в ту пору 1,5 процента в Западной Европе и США. К 1950 и 1970 годам темпы роста начали ускоряться в остальной части мира. В то время как темпы роста в США колебались чуть ниже 2 процентов, темпы роста в Африке догнали Америку, а в Европе и Азии достигли свыше 4 процентов в год.

Но, как исследовал Маркс в 19-м веке, экономический рост сделал мало, чтобы уменьшить неравенство. Фактически, как показывает Пикетти, богатство стало ещё более сконцентрированным в руках меньшинства, когда как добыча стала крупнее. Пикетти разработал простую формулу, чтобы проиллюстрировать, как концентрируется богатство: когда средняя норма прибыли на капитал (r) больше, чем темп экономического роста (g) - в математических терминах, когда r > g.

На протяжении 19 и начала 20 веков, по мнению Пикетти, норма прибыли на капитал превышала уровень роста, и неравенство расцветало в промышленно развитых странах. Но в 1950-х годах эта тенденция стала меняться – и вовсе не путём постепенного эволюционного бесконфликтного развития, а в результате экономических и политических потрясений в предыдущие десятилетия. В те годы агрессивной (социальной, экономической и налоговой) политике поспособствовала послевоенная разруха.

Благодаря проведению той политики усилия по ликвидации разрухи после Второй мировой войны ускорили экономический рост, который впервые в новейшей истории превысил норму прибыли на капитал, т.е. g > r - что привело к образованию среднего класса.

Ошибочная модель

Это было время, когда экономисты и политики разработали фетиш для экономического роста, во многом благодаря влиятельному белорусско-американскому экономисту Саймону Кузнецу.

Рассматривая данные, охватывающие период с 1913 по 1948 года, Кузнец пришёл к выводу (ошибочному, по мнению Пикетти), что в целом экономический рост автоматически уменьшает имущественное неравенство. Кузнец утверждал, что растущая волна индустриализации сначала создаст большее неравенство, т.к. народ не сможет успевать за индустриализацией, но как только люди начнут приспосабливаться к новым экономическим условиям, они в конечном счёте получат доступ к большему количеству богатства, когда они станут полностью интегрированы в новой экономической модели, по сути преодолев имущественное неравенство.

Тем не менее, оказывается, что богатые только продолжают становиться богаче.

Это неверное толкование помогло оправдать поиски бесконечного экономического роста и свободных рынков, проложив путь для масштабной индустриализации, ускоренного изменения климата и разрушения окружающей среды, одновременно пренебрегая самой проблемы Кузнеца, а именно сокращение имущественного неравенства.

В своей книге "Капитал в XXI веке" Пикетти строго применяет анализ Кузнеца в большем наборе данных и разоблачает аргумент в пользу бесконечного роста. Вместо этого Пикетти приходит к выводу, что индустриализация без всякого осуществимого прогрессивного налогообложения фактически создаёт большее неравенство.

Таким образом Пикетти вынуждает либеральных и консервативных экономистов пересмотреть свои модели экономического роста. Но если не рост, то что является ответом?

Пределы экономического роста

Пикетти предусматривает несколько мер. Но он не придаёт значения пределам роста. В этом плане он - традиционный кейнсианец, что является его самым большим недостатком.

Его главная рекомендация - "глобальный прогрессивный налог на богатство" - предполагает, что годовой темп роста, равный 2-5 процентам, устойчив в долгосрочной перспективе и благодаря перераспределению капитала уменьшает материальное неравенство. Однако он признает, что введение прогрессивного налога на капитал в глобальном масштабе является утопией. Таким образом вместо этого он может согласиться на "региональный или континентальный налог" как на первый шаг к введению глобального прогрессивного налога на капитал - начиная с Европейского союза.

Прежде всего, Пикетти сосредоточен больше на налогообложении вопиющих уровней концентрации богатства, чем на системных условиях, стимулирующих желание накапливать вопиющие объёмы капитала. Он, видимо, полагает, что введение высокого налога на капитал будет сдерживать исполнительных директоров от погони за миллионами и что это не будет препятствовать экономическому росту. Первое - на вряд ли, а второе – не решает реальную проблему с ростом.

Пикетти тратит около четырёх страниц своего 700-страничного тома, рассказывая о пределах роста, но он не учитывает тот факт, что безграничный рост (т.е. потребление) является абсолютно неприемлемым для имеющей предел (в экологической точки зрения) планеты. Недавно НАСА, Межправительственная группа экспертов по изменению климата и Национальный комитет по оценке состояния и изменений климата опубликовали доклады, в которых говорится о том, что планета больше не может идти по тому же самому пути экономического роста, т.к. он угрожает будущему человечества.

Это значит, что прогрессивный налог на капитал не имеет смысла, потому что наша планета не выдержит бесконечный темп роста - даже 1 процента в год. Мёртвая планета не выдержит ни миллионеров, ни налоговых инспекторов.

На пути к новой экономике

Всё это приводит к более сложной дилемме.

С одной стороны, у нас есть вопиющее неравенство, из-за которого многие люди живут на менее чем 2 доллара в день, а другие имеют столько богатства, что потребуется несколько жизней, чтобы всё потратить. С другой стороны, у нас есть климатический кризис, который наложил пределы росту, поэтому мы не можем продолжать идти по пути ко всеобщему благосостоянию.

Традиционный подход к неравенству должен свалить вниз тех, кто наверху, поднимая на верх тех, кто внизу. Но до какого уровня мы должны поднимать людей, учитывая то, что у нашей планеты есть предел?

Хотим ли мы все вести мифический американский образ жизни среднего класса? Когда у каждой семьи из четырёх человек есть дом с двумя гаражами, с телевизором в каждой комнате, и у каждого члена семьи есть смартфон, планшет и компьютер. Когда они берут отпуск и отправляются в другой конец земного шара один раз в год, отправляют своих детей в университет и покупают им машину, когда они становятся взрослыми.

Является ли это жизненным уровнем, который мы хотим для каждого человека на планете? Очевидно, что нет, т.к. для этого потребуется как минимум пять Земель.

Пикетти прав, что наша политическая экономия одобряет рост неравенства и что неравенство в свою очередь отравляет нашу политику. Но в то время как мы должны стремиться изменить общество, которое делится своим благосостоянием, мы должны обратить внимание на гораздо больший разрыв, чем тот, что между богатыми и бедными. Мы должны обратить внимание на разрыв между тем, что требуется нашей планетой, и тем, что требуется нашей экономике.

Главными принципами быстро растущего Движения за новую экономику являются экологическое равновесие, всеобщее благосостояние и реальная демократия. Если мы не можем найти способ осуществить все три, то единственной экономикой является подсчёт оставшихся нам дней.

К счастью, Движение за новую экономику серьёзно рассматривает состоящий из четырёх частей системный кризис - экологический, экономический, социальный и политический - чтобы определить справедливый переход к следующей системе. Пикетти может показать нам лишь часть проблемы, но он не может показать нам, как её решить самостоятельно.


PS: Нельзя не согласиться со многими экономистами, которые считают утопией введение налога на капитал. Введение прогрессивного налога на богатство требует недостижимого в настоящее время уровня международного сотрудничества и политической интеграции между странами в Европе. Тем более какое государство пойдёт на подобные меры. Поскольку всем политикам выгодно иметь связи с классом рантье. Им всё равно на благосостояние своих граждан. И уже тем более на окружающую среду.