27 нояб. 2012 г.

Веганизм как антирелигиозный протест

Допустим, человек произошёл от общего с обезьянами предка. По крайне мере это подтверждается наукой Антропология. Шло время, человек эволюционировал. Будем рассматривать восточное полушарие Земли, где с неолитической революцией у людей появляется скотоводство. Человек-разумный переходил от примитивной экономики охотников и собирателей к сельскому хозяйству. В первую очередь человек одомашнивал крупный рогатый скот, который давал людям больше мяса. Впервые люди одомашнили скот именно в Африке. К такому выводу пришла интернациональная комиссия после исследований ДНК животных на разных континентах. Большинство исследователей полагало, что первый домашний скот попал в Африку с Ближнего Востока примерно 7800 лет назад. Но в 80-е годы ряд археологов стал доказывать, что население северо-восточной Африки само одомашнило скот, причем еще раньше – около 10 тысяч лет назад. Тогда многие сочли доказательства в пользу этой теории – плохо сохранившиеся кости – допускающими двоякое толкование, а потому эта теория зачахла. В 90-е годы дальнейшее изучение костей и генетики скота сделало африканскую доместификацию более вероятной.

С появлением скотоводства появляются религии c ритуальными убийствами животных как дань богам за дары природы (что является следствием непонимания физических, химических и биологических законов). В экваториальной зоне луна, а точнее полумесяц, похожа на рога быка. Человек начинает поклоняться луне, и бык становится обожествлённым и тотемным животным. Причина, по которой луна становится объектом поклонения в том, что она графически выразительней, чем раскаленное солнце на выгоревшем от зноя небе: луну можно созерцать, не щурясь, не уставая, подолгу. На солнце не взглянешь. Поэты малого человечества эпохи Начала осознавали, что мир состоит из зеркальных противоположностей – ночь-день, верх-низ, прохлада-жара. И в этой системе парностей роль доброго гения, отца всего сущего отводилась ночному светилу. Ночь – время прохлады, любви и охоты.

Это в сегодняшних поэмах луна и солнце – идеальная романтическая пара, Ева и Адам. Но тогда луна – ещё добрый Авель, пасущий мириады звёзд и звёздочек, солнце же при своем появлении стирает их с выбеленных зноем небес. Оно – тиран! Светить, сиять, сверкать, сжигая – право и обязанность только окаянного солнца! Луна стала божеством в южных широтах. Научила человека начертить круг, сотворить материальный идол – диск из глины и камня. И почитать все круглое на земле: такие предметы угодны богу. Нещадное солнце изгоняло человека из экваториальных широт. Обожествившие быков – земного и небесного, уходили вслед за стадами туда, где трава сочнее.
Отношение к луне менялось по мере перемещения в высокие широты. Ночи становились холоднее, остывала и вера во всемогущество луны. Она продолжала светить, но этот свет ассоциировался уже не с благостной прохладой, но холодом. Лунопоклонничество сменяется сначала осторожной, но чем северней, тем нарастающей до неистовости верой во вчерашнего дьявола – в Солнце! Теперь оно – божественный прародитель, одно без всяких приблудных венер! Луна превращается во врага солнца, злого демона, беса!

Переход одной формы сознания в следующую не уложить в привычные нам рамки хронологии. Может быть десятки, а то и сотни тысячелетий обреталось, возрастало и распадалось, как пчелиный рой на много роев, юное человечество в землях, обласканных ночным светилом, но первые признаки культуры солнцепоклонничества мы встречаем в Евразии в пределах времени, датируемом объективными химико-физическими методами. В верхнем палеолите – 40-30 тысяч лет тому назад.

Лунопоклонничество не завершилось разом и повсеместно. Оно продолжалось чуть ли не до наших дней. Особенно в культурах, остававшихся в зонах, где климат благоприятствовал почитанию Луны и Венеры. Но другие племена, осваивая северней расположенные пространства или горные местности, где природа суровее, должны были поменять религию.

Язык и вся культура есть порождение религии солнцепоклонничества. Ведь именно благодаря быку и луне как символам начинает появляться письменность. Бык/луна получаются первым появившимся словом, которое выражалось в виде звука «мун/мул» (именно так мычит бык, а некоторым слышалось «бун/бул») и изображалось в виде дуги/полумесяца рогами вверх. В качестве отрицания слова появляется умлаут «мен/бен», отождествлённый звуком мелкого рогатого скота (баранов) в качестве противоположности крупному рогатому скоту (быкам) и изображённый уже перевёрнутой верх ногами дугой. Для знака отрицания также вводился иероглиф, похожий на копьё (палочка), который являлся орудием убийства. Момент убийства им слышался как звук «ха» (или «a»), который превратился в суффикс, обозначающий отрицание того или иного слова. Итак, получается, что «солнце» = «убитая луна». 

Язык развивался. Глухие согласные в различных этносах менялся от «м/б» до «п/ф». Как правило, гласные меняются интенсивнее: у одних народов может быть звук «у», у других – «а», и т.д. Например, во многих древних языках корень «месс» обозначал барана. От него и пошло слово мясо: «убитый бык» = «говядина, мясо» = «баран». Это открытие распространилось в индоевропейском культурном союзе: manzo – говядина (ит.). Праформа menz > mianz подтверждается примерами: mensa – мясо (др. прусс.), mienso (пол.), mieso (серб., хорв.), meso (слов, болг.), miaso (вост.слав.), maso (чеш.). Искажено до неузнаваемости в mamsam – мясо (др.инд.). Синонимический вариант mas -, возможно, вместе с буддизмом проникает в монгольский mah, mahan – мясо. Форма без протетического гласного в финале уцелела в mis – мясо (арм.), mish (алб.), mit, mith (герм.), meet (англ.). Преобразование произошло в наречии, в коем бык назывался munh – muh – muz, mus. Подробнее об этих правилах можно почитать в книге Олжаса Сулейменова "Язык письма"http://kitap.net.ru/sulejmenov/yazykpisma3-12.php

В индоиранской среде слово луна трансформировалось в корень из mun в mes/mas. У славян при трансформации звука «м» в «п» получилось слово pah (pas) – рога, скот. Как итог появляется глагол пахать/пасти. Тем, кто не утратил священного отношения к знаку «убитый бык», принадлежит авторство праздника весны: pas + ha = pasha (пасха).

Первые значения: «убитый бык» > «не бык» > «малый рогатый» (телёнок, бычок > детёныш), «баран». В результате контаминации: «детёныш» + «баран» = «детёныш барана», «ягнёнок». Присутствие черты отрицания привносит смысл – «смерть ягнёнка». Синхронно выстраиваются параллельные семантические ряды: 1) «не луна» – «солнце», 2) «середина месяца», 3) «весеннее равноденствие» и др.

И это только часть поэтических толкований, которые конгломерировались в пасхальные ритуалы и обряды, поддержанные легендами. Тысячелетиями нарастали смыслы, чтобы в эпоху пророков этот праздник солнцепоклонничества вошёл и в новые религии.

Праздник первого месяца года, весеннего равноденствия, пахоты и начала пасьбы сопровождается принесением в жертву агнца. Католики каждодневно не употребляют баранины, но на Пасху ягнёнок – обязателен. Одногодовалого ягнёнка иудеи закалывают на исходе 14-го дня первого весеннего месяца. (Если в месяце 28-30 дней, то черта, пересекающая знак месяца, делит это число пополам. И одновременно обозначает – первый месяц года). Обряд весеннего мясоедства бытовал в Древней Передней Азии задолго до её колонизации семитскими этносами, т.е. до III тысячелетия до нашей эры. Древнееврейское название праздника (Pesah) – результат метатонии (Pas-eh) под влиянием мягкого варианта лексемы (Pes).

Толкуя обычай, иудейские жрецы вплетали свои версии в историю исхода евреев из египетского плена. Заклание ягнёнка должно, оказывается, напоминать о «неприкосновении к первенцам», ибо перед исходом бог прошёл по Египту и погубил всех первенцев – людей и животных. И потому, дабы спасти своих первенцев, иудеи приносили заместительную жертву – убивали ягнёнка. “Прекрасный” библейский сюжет: Авраам (у мусульман – Ибрагим) должен закласть своего первенца, чтобы доказать свою преданность богу. Но в последний момент бог остановил его руку с ножом, и указал на агнца, запутавшегося рогами в кустах. Скорей всего отказ от убийства сына был просто протестом, чтобы защитить невинного ребёнка.

Как известно, христианство образовалось из иудаизма благодаря последователям Иисуса, а ислам – благодаря пророку Мухаммеду, который в принципе мало чего нового придумал. Иудаизм изначально был политеистической религий, то потом он стал монотеистической. Даже имя верховного божества Эл (или Элох, что потом дало названию арабскому божеству Аллах). «Эл» в качестве олицетворения плодоносящего начала именовалось быком, которые так же звучит на семитском языке. В ряде традиций бык изображался в качестве партнёра богини плодородия. В митраизме принесение быка в жертву земле символизировало проникновение мужского элемента в женский, огненного (лучей солнца как источника плодородия) во влажное.

Бык может выступать как в качестве лунного, так и солнечного символа. В Древнем Двуречье и в древнеиндийской культуре бык являлся образом лунного божества (например, Син, месопотамский лунный бог, изображался в облике синебородого быка). С другой стороны, в ассирийской мифологии бык считается сыном бога солнца Шамаш (от семитского корня ш-м-ш — солнце). Египетский бог плодородия Апис предстает в облике быка с солнечным диском между рогов. В Греции богу солнца Гелиосу посвящались быки.

Также в ряде традиций бык считался символом бога грозы, громовержца (то есть, как правило, верховного бога): греческий Зевс превращается в быка, похищая дочь финикийского царя Агенора Европу; римляне приносили Юпитеру в жертву быка; славяне жертвовали быка Перуну; древние тюрки приносили в жертву быков (а позже и коней, баранов) богу Тенгри. Стоит также отметить скандинавских богов Тора (у скандинавов бык – атрибут Тора, бога грома, бури) и Фрейю; египетских Ра, Осириса, Пта (в образе священного быка), Сета; месопотамских Ила (с рогами быка) и Ваала; индийских Индру, Адити, Агни, Рудру и Шиву (сидящего на быке по имени Нанди). Рога быка — знак неполной луны, его огромное тело — опора мира в исламской и ведической традициях; его обильное семя подпитывается луной в иранской мифологии; его мычание, топанье ногами и трясение рогами повсеместно связывали с громом и землетрясением, особенно на Крите, родине ужасного человекобыка Минотавра. Кстати, на древнесемитском телёнок даже звучит как богиня смерти Мара (от этого же слова происходят денежные единицы – марки). Возможно, этим обусловлен тот факт, что во всех древних культурах именно бык олицетворял идею власти. Согласно толкованию Иеронима, бык соответствует евангелисту Луке, поведавшему о жертвенной природе Христа.

Остановимся на быке Нанди. Он был ваханой (средством передвижения) индуистского бога Шивы. Поклонение коровам и быкам распространилось в северо-западной Индии благодаря приходу в долину Инда во втором тысячелетии до н.э. арийских кочевых скотоводов, которые принесли Ведическую религию. Вера в принцип ахимсы (ненасилия) и в принцип агни (не убей), возможно, возникла как реакция против Ведической религии и общественного порядка, разрешавшего убой животных. Между восьмым и шестым веками до н.э. появляется новая волна философских трактатов, в которые включены упоминания об ахимсе, а также реинкарнации и карме, которые не были включены в Веды. Эти трактаты, наряду с появлением религиозных традиций буддизма и джайнизма, которые поддерживают принцип ахимсы, были вызовом для ортодоксального индуизма и, возможно, привело к тому, чтобы брахманы запретили убийство коровы и начали продвигать принцип ненасилия. Тем не менее, до сих пор тысячи животных - буйволов, овец и особенно коз - забивают в индуистских храмах.

Вегетарианство в Индии, как ахимса, связано больше с озабоченностью по поводу реинкарнации, своей личной степени духовной чистоты, а также места в обществе (касты), чем непосредственная забота о животных. Но это не полное вегетарианство, так как молочные продукты потребляются большинством индуистов и джайнов. Среди них мало чисто вегетарианцев (не принимающих продуктов животного происхождения). Некоторые джайны считают, что чтобы соответствовать своим религиозными убеждениям, а также экологическим и экономическим диктатам текущей ситуации, веганизм является этическим императивом. Воздержание от всех молочных продуктов больше бы соответствовало принципом ахимсы, чем "спасение" истощённых молочных коров, телят и быков от убоя и обрекая их на медленную смерть от голода в гошалах. Такую абсурдную любовь к священным животным можно приравнять к эксплуатации. Потому что у индусов сложилось чисто потребительское отношение к ним. У коров воруют молоко, а вот быки и волы издревле использовались в сельском хозяйстве в качестве тягловой силы.

О том, как появлялись имена у некоторых из богов различных пантеонов: http://kitap.net.ru/sulejmenov/yazykpisma5-12.php

PS: Отсюда следует вывод, что с появлением религий появились жертвоприношения. Только позже с появлением философских учений, которые связаны с гуманизацией, появляются такие темы как "не убий", "возлюби ближнего своего". Я не отрицаю существование высшего космического разума, творца вселенной, но отрицаю бездумное следование (потребительство) древним кровожадным традициям наших предков. Человек, который когда-то был подвластен природе, несправедливо возомнил себя царём природы. Когда-нибудь на смену религий придёт новая этика, при которой будет чтиться святость любой невинной жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий