12 янв. 2013 г.

За экологический анархо-коммунизм

В конце прошлой недели в США состоялась Четвёртая Ежегодная Конференция Исследовательского Сообщества Североамериканских Анархистов (NAASN). Конференция проводилась с 4 по 6 января 2013 года в Новом Орлеане. Одним из выступающих был Хавьер Сетнесс-Кастро, либертарный социалист и зоозащитник.

Из резюме к его выступлению:

“Не может быть сомнений, что преобладающие формы нынешнего социального устройства человечества угрожают собственному выживанию человечества, так же как и бесчисленных, на самом деле миллионов, других наземных и морских видов животных. Эта проблематика ясно просматривается посредством размышления о влиянии капитализма на климат. Катастрофы - это лишь наиболее тревожное проявление многогранного экологического кризиса, виной которого является глобальный капитализм... Исторически сложившаяся ситуация на данный момент является в чрезвычайно критическом состоянии; социальное освобождение, революция - явно отсутствуют, и все мы страдаем от их недостатка - некоторые, конечно, гораздо больше, чем другие. Вместо того, чтобы жить в согласии и мире на основе, как мы бы хотели, позитивных форм взаимодействия, мы сталкиваемся с миром, ‘сияющий бедствием’ (Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер). И всё же, несмотря на весьма реальную угрозу господствующего варварства, будущий ход мировой истории ‘не является полностью решающим’, как замечал Адорно в своём труде "Негативная Диалектика", однако в значительной степени направлен к отчуждению и разрушению. На фоне этих мрачных перспектив, казалось бы, преобразующих социальные изменения - революция - это конец, к которому мы должны сосредоточить наши усилия. Например, я развиваю эти мысли в своей книге "Жизнь, подверженная опасности", а особенно в её заключительной главе "За экологический анархо-коммунизм". Казалось бы, что только посредством рождаемости, предвещенной перспективой отмены преобладающей гегемонии - посредством подрывной деятельности, восстания, всеобщей забастовки - ‘счастливый конец’ (Эрнст Блох) для будущих поколений, ныне угнетённых, молодёжи и природы может быть обеспечен”.


Источник

9 янв. 2013 г.

Интервью с Albino


Перевод старого интервью с антифашистским репером, веганом Albino

Привет! Представься, пожалуйста, нашим читателем и слушателем. Чем сейчас занимаешься? Где живёшь/работаешь? 

Да, сперва скажу, что я рад, что Вам интересна моя деятельность и моё музыкальное творчество. Я читаю рэп с 1995, до сих пор у меня вышло 10 альбомов, сейчас я рабою над новым сольным альбомом, который будет называться „Spuren“ (Следы). Параллельно с этим я как раз организую десятидневный тур на май 2012, в котором меня будут сопровождать другие политические рэперы, такие как, например, Holger Burner, Callya, Nesti, Madcap, Oli Second. Кроме моей музыки, я как раз закончил учёбу по политике и социологии. Большую часть своего времени я, однако, провожу как глава семьи и отец двух маленьких дочек.

Как появилась идея создать группу? Почему именно хип-хоп?

Уже за много лет до начала моей активности я стал фанатом хип-хоп культуры с её 4-мя элементами. Рэп был и есть для меня идеальным средством выражения, чтобы передать мои эмоции. Рэп стал для меня чем-то вроде продолжительной терапии, чтобы в этом сумасшедшем мире всё ещё как-то чётко осознавать происходящее.

Какую музыку слушал сначала и когда начал слушать хип-хоп?

Хип-хоп я слушаю с 1988. Моим первым диском был „Word up“ Cameo. Тогда я слушал такие группы, как Derek B, Public Enemy, Ice T, а позже немецкие группы, вроде Advanced Chemistry, Torch и др.

Какие группы/песни/люди вдохновили в написании лирики? 

Немецкий рэп с середины 90-х становился всё более коммерческим, и политическая составляющая отошла на второй план, это и мотивировало меня восполнить этот пробел. В Любеке, моём родном городе, в 1995 был совершён поджог общежития для лиц, пользующихся правом (политического) убежища, при этом 10 людей погибло. Троих радикально правых молодых людей, которых видели поблизости и у которых были самые смехотворные алиби, отпустили, а вину переложили на человека, который проживал в том же общежитии. Разумеется, в этом по меньшей мере отвратительном процессе он был оправдан. Эту тему я и использовал в моей первой песне. А потом я встречал всё больше людей, с которыми я тогда вместе работал, таких как, например, Kieler DJ Mike. Позже присоединились диджеи 12 Finger Dan и B-Base, которые сегодня вместе являются Soulbrotha. Вместе с Madcap я позже основал ещё Formation Plan 88. В этом году также выйдёт новый диск. Кроме того, я интенсивно работаю также ещё вместе с Callya, с которым в 2010 я выпустил диск „Im Augenblick“ (в мгновение ока).

Какие у вас планы на будущее?

Я хотел бы и дальше оставаться музыкантом, мой рэп одновременно играет роль и моих политических действий. Я понимаю себя как политического человека, который хотел бы обратить внимание на вещи и темы, которые общество скорее прижимает до предела, как, например, освобождение животных от эксплуатации и человеческого над ними господства. Это удастся только за счёт ликвидации капиталистической системы, потому также эта тема постоянно затрагивается в моих песнях. Я замечаю, что я могу своей музыкой проникать в головы и сердца людей. Поэтому у меня есть мотивация продолжать этот путь

Как позиционируешь свое участие в группе - для тебя это - источник заработка, вдохновения, общения? Каким образом вырабатывается репертуар (стихи, музыка)? 

Я не профессиональный музыкант, деньги я зарабатываю тоже не за счёт музыки. И это, я считаю, тоже хорошо, потому что я не могу оказаться от этого зависимости. Для меня музыка и написание текстов - фактически источник вдохновения и самая важная составляющая моей жизни, без них я точно не был бы таким уравновешенным человеком. Все тексты пишу я, музыка же исходит от таких друзей-музыкантов, как Callya, Madcap, Kallsen и др.

Твое отношение к андеграунду/мейнстриму? 

В андеграунде я чувствую себя как дома, и у меня нет большой необходимости уходить в мэйнстримовую музыку, т.к. я понимаю её как важную составляющую индустрии культуры в значении Франкфуртской школы и, таким образом, вижу её в солидарной ответственности за невероятные порядки вещей в обществе, полные бедности, силы, расизма и провокаций войны.

Твое отношение к модному в наше время расизму\национализму? Как обстоят дела с этим в Германии? 

Левые в Германии разделены и крайне слабы. Уже много лет существует течение, так называемые "антинемцы", которые сами себя называют компанией уничтожения немецких левых. Существует всё больше точек пересечения с новыми правыми, например, с антимусульманским расизмом. Войны с Ливией, Ираком, Афганистаном, Ираном поддерживают, даже когда нет в этом необходимости. Ко всему этому, ещё саботируется радикальный антикапитализм. Нынешняя ситуация чрезвычайно печальна.

Что для тебя значит слово «антифашист»? 

Быть антифашистом для меня значит не только принимать решительные меры против расизма, а подвергать сомнению всю систему в целом и вести борьбу с ней, где люди должны голодать, мёрзнуть на улицах из-за отсутствия жилья. Система, которая из-за развития капиталистической логики должна вести войны, убивать, люди и животные деградируют до товаров и т.д. Если человек забирает жизнь каждые 44 минуты, то это для меня знак того, что мы движемся в неправильном направлении.

Как давно веган? Почему им стал? Влияет ли это на твои текста и мировоззрение? 

С 1999 года я живу по вегану. Причина этого проста. Я хотел бы жить в открытом обществе, свободном от власти, эксплуатации, террора и господства. Общество без эксплуатации может быть только по вегану и работать за счёт ликвидации капиталистической системы. Живые существа, которые не принадлежат к виду людей, однако являются индивидами с конкретными потребностями, способными чувствовать. Они чувствуют так же, как и мы, боль и могут испытывать страдания. И хотя это бесспорно, всё равно этот фундаментальный факт настойчиво игнорируется нашим специфическим обществом. Последствия этого невежества для меня устанавливают не слишком признанную жестокость, от которой я защищаюсь. Животные, не похожие на людей, хотят жить. Жить так, как они сами того хотят. Они не для нас живут, точно так же мало кто из нас живёт для кого-то. Животные, не похожие на людей, не являются пищей, товаром, они - индивиды, которых я уважаю. Поэтому я борюсь за веганский радикально демократический мир без господства.